INSTITUT ENERGETIKI LOGO

Прогноз развития энергетики мира и России 2019

Серия исследований "Мировая энергетика"

Серия исследований "Энергетика России"

Модельно-информационный комплекс SCANER

Новое в энергетике

Базовая кафедра Системных исследований энергетических рынков

СОВЕТ по приоритетному направлению НТР РФ

Прогноз НТР развития отраслей ТЭК РФ на период до 2035 г.

Главная » Участие в международной конференции Future of Mining – Будущее горной промышленности

Участие в международной конференции "Future of Mining – Будущее горной промышленности"


26 мая 2021 г. состоялась международная конференция "Future of Mining – Будущее горной промышленности", организованная Академией горных наук, ведущими компаниями горной промышленности и журналом "Горная промышленность", на которой с докладом "Цифровизация и роботизация, их связь с глобальной энергетикой – последствия развития в посткризисном периоде" выступил руководитель Центра анализа и инноваций в энергетике ИНЭИ РАН, проф., докт. экон. наук Юрий Плакиткин.
В своем докладе Плакиткин Ю.А. подчеркнул, что одной из закономерностей развития глобальной энергетики является закономерность постоянного увеличения плотности энергии (калорийных эквивалентов) используемых источников энергии. Применяемые источники энергии "тянут" за собой другие технологии Уровень мирового технологического развития определяется плотностью энергии, создаваемой применяемыми источниками энергии.
Ни уголь со своим калорийным эквивалентом (0,7), ни даже нефть не могут обеспечить такой плотности энергии. Установлено, что, например, повышая калорийный эквивалент используемого топлива в 2 раза, можно в 3-4 раза увеличить среднюю скорость перемещения в экономике, а, следовательно, производительность труда. Конечно же, уголь как энергоисточник не сможет обеспечить такого роста…
Плакиткин Ю.А. подчеркнул, что лидер мирового проекта "Индустрия-4.0" – Германия, понимая, что технологический "скачок" нельзя осуществить на основе плотности энергии традиционных энергоисточников, приняла в июне 2020 г. и приступила к реализации национальной "Водородной стратегии" (плотность энергии в 2 раза выше, чем природного газа). При этом возрастает соперничество за новые технологии, и это закономерно переходит в политическую конфронтацию
В настоящее время, как подчеркнул Юрий Плакиткин, начинается эра роста искусственного интеллекта.
При этом глубинная интеллектуализация всех сфер деятельности человека будет сопровождаться:
– внедрением роботизированных систем 2-го и 3-го поколений, самостоятельно принимающих рациональные производственно-хозяйственные решения;
– применением "умных" технологий, обеспечивающих самодиагностику, саморегулирование и самоорганизацию производственных киберфизических систем.
В период до 2015 г., по расчетам Плакиткина Ю.А, в угольной отрасли уже произошло семь технологических импульсов, а до середины XXI века должно произойти еще три импульса: цифровизация отрасли, интеллектуализация отрасли, глубинная интеллектуализация отрасли.
Плакиткина Ю.А. установил, что чем выше скорость роботизации, тем выше темпы снижения объемов добычи угля и других традиционных источников энергии. Топливодобывающие отрасли с развитием роботизации попадают в своеобразный углеродный "капкан". С одной стороны, нельзя не осуществлять цифровизацию и роботизацию этих отраслей, а с другой – это будет приводить к снижению объемов их производства. По сути, роботизация способствует более быстрому отказу в экономике от модели сырьевого экспорта.
Существуют ли какие-либо факторы, сопутствующие этому процессу? Развитие роботизации увеличивает интенсивность производственных работ и усиливает нагрузку на окружающую среду, делая все более актуальными проблемы климата. В настоящее время в климатической повестке – выполнение Парижского Соглашения.
Основными последствиями развития цифровизации и роботизации в посткризисном периоде, как считает Плакиткин Ю.А., будут:
1. рост производительности труда и снижение цен предложения на товары, а также унификация цен по отношению к разным производителям одного и того же товара. Это снижает ценовую конкуренцию и расширяет применение нерыночных механизмов регулирования и защиты рынков;
2. усиление конкуренции за комфортные коридоры доставки продукции. В этих условиях из-за значительно большего по сравнению с конкурентами железнодорожного плеча доставки угля усилятся угрозы снижения российского угольного экспорта;
3. переход на источники энергии с высокой плотностью энергии (калорийным эквивалентом), что будет снижать объемы использования угля и других традиционных источников энергии;
4. необходимость достижения Парижского Соглашения по климату, особенно в вопросах трансграничного налогообложения, декарбонизация к 2050 г. мировой экономики и реализация программ развития водородной энергетики будут способствовать снижению объемов потребления угля и других традиционных источников энергии;
5. существенное сокращение в угольной отрасли действующих рабочих мест.
Это потребует:
1. отказа от действующей, весьма противоречивой "Программы развития угольной промышленности в период до 2035 г.", нацеленной на достижение необоснованно высоких объемов добычи угля, и разработки новой Стратегии на период до 2050 г., предусматривающей стресс-сценарий возможного снижения объемов добычи и потребления угля за счет развития роботизации в мировой экономике, ее декарбонизации к 2050 г. и реализации многими странами мира программ развития водородной энергетики; при этом особенное внимание должно быть уделено оценке экспортных возможностей отрасли;
2. в рамках стресс-сценария необходимо оценить прогнозную динамику среднеотраслевых показателей эффективности отрасли, что позволит разбить предприятия отрасли на две группы:
– первая, способная достичь показатели, превышающие среднеотраслевые (эта группа сможет выдержать предстоящую конкуренцию на "сужающемся" внешнем рынке она составит основу развития угольной отрасли; для нее должна быть предусмотрена дальнейшая глубокая роботизация);
– вторая, в которой невозможно достижение среднеотраслевых показателей (эта группа кандидатов на возможное планомерное "сужение" производства); для нее, в рамках программы 2-й реструктуризации отрасли, должны разрабатываться планы, в т.ч. региональные по глубокой диверсификации производства, организации новых рабочих мест вне сферы отраслевой компетенции как "точки роста всей экономики".